Новости фестиваля
Гости «Литератулы»
Жан-Поль Монген
«ЛитераТула» выходит на международный уровень — ведь в этом году фестиваль посетит гость из Франции, и какой!

Жан-Поль Монген — специалист по немецкой философии. Преподавал (в частности, в Сорбонне), но впоследствии сменил деятельность на писательскую. Став папой, Монген твердо уверовал в то, что дети изменят мир, и издал цикл книг по философии для детей «Платон и Ко».

Русскому читателю эту серию сделало доступной издательство Ad Marginem (Москва), а туляки могут найти познавательные книги «Платон и Ко» в Корней Иванович. Детские книги в Туле.
Расскажите, пожалуйста, как появилась идея серии «Платон и Ко».

Серия «Платон и Ко» появилась шесть лет назад. Я тогда следил за тем, что появлялось нового по философии для юных читателей на книжном рынке Франции. Во Франции есть много книг по философии для детей; начиная с конца 80-х годов XX века в них развивался внеакадемический подход к философии. Все эти книги притворялись, что раскрывают философию через какой-либо предположительно философский вопрос, например, почему мы влюбляемся, почему мы обязаны ходить в школу, почему иногда мы имеем право лгать и т. д. Разумеется, это очень интересно, потому что сами дети задают эти вопросы, но в это же время философия определяет через предмет своего изучения, какие темы и вопросы философские, а какие нет. Например, «ложь иногда полезна?» — я не знаю, это философский вопрос или нет. Такой подход к философии является уже заимствованным, потому что есть неоплатоническая традиция, которая развивает философский дискурс, имея отправной точкой маленькие объекты. Например, возможно вы знаете, был случай с Лейбницем, когда он прогуливался в парке с принцессой Ганновера (она была его покровительницей), то поднял с земли упавший с дерева лист и спросил: «Как вы думаете, принцесса, сможете ли вы найти лист абсолютно идентичный этому?». Принцесса отправилась искать такой лист, и когда она вечером вернулась к Лейбницу ни с чем, он рассказал ей про принцип достаточного основания и про то, почему природа не производит абсолютно идентичных предметов. То есть мы можем философствовать, отталкиваясь от листочка дерева или от интересной истории, или от небольших вещей. Подход, который позволят ввести детей в философию, по крайней мере неполный. С другой стороны, можно сказать, что у философии есть история, что у нее была изначально платоническая традиция, которая потом вплелась в исторически сложившуюся философскую систему. Можно повторить слова Витгенштейна о том, что вся философия — это лишь заметки на полях трудов Платона.

В общем, я подумал, а почему никто не пробовал рассказать детям об Аристотеле, о Декарте, о Лейбнице, о Канте, о Гегеле, о Хайдеггере? То есть меня удивило, что философия раскрывается лишь частично, хотя эти философы действительно затрагивали важные темы. И вот я решил выпустить собственную серию книг «Платон и Ко».

Но вашей целью было написать книгу именно для детей или все-таки популяризировать философию в обществе в целом? Почему бы не написать книгу в формате «Философия для чайников» вместо того, чтобы писать детскую книгу?
На самом деле есть очень-очень серьезная проблема вульгаризации философии. Да и я не имею желания быть прямо издателем. Изначально я хотел издавать книги о философии, которые не были изданы или перестали издаваться, или вообще не были переведены. Тогда я начал искать подходящее издательство, но оказалось, что эта ниша в издательском деле никем не занята.

Я не знаю, как в России, но во Франции быстро выяснилось, что книги конечно же всегда покупаются взрослыми. Ну представьте себе, приходит ребенок в книжный, берет книгу в руки и кричит: «О, это же книга о Хайдеггере, это же восхитительно! Я так давно ее искал!». Этого же просто не может быть! (смеется) И выяснилось, что в половине случаев люди, покупающие эти книги, говорили, что покупают их для себя, чтобы расширить собственную коллекцию философского чтения или чтобы сделать подарок, например, знакомому философу или профессору философии. Конечно же, есть и определенный процент детей, которые читают эти книги и следят за пополнением коллекции.

Также есть несколько уровней чтения. Каждая книга содержит философскую выдумку, которую я использую для объяснения центральных идей философа, о котором идет речь в моей книге. Книга развивается вокруг этой выдумки, которая может читаться ребенком как увлекательная сюжетная история, а взрослым — как введение в творчество определенного философа. И эту практику можно использовать для того, чтобы через литературное чтение привести ребенка к чтению философскому.

Почему вы считаете, что детям нужно изучать философию?

Есть несколько способов ответить на этот вопрос. Немного необычный способ — сказать, что я не думаю, что изучать философию в школе так уж необходимо. Почему? Потому что философия сама по себе бесполезна. Если вы рисуете самолетики, при этом 30 лет изучая философию, вам это никак не поможет нарисовать самолетик. Тем более это никак не поможет вам найти смысл жизни, потому что философия не придает смысл жизни, если, конечно, изучение философии не является вашим смыслом жизни. То, что придаст вашей жизни смысл — это влюбленность, вера, работа над чем-нибудь. То есть вопрос о смысле жизни начали адресовать философии, потому что ни идеология, ни религия больше не может на него ответить. Но я считаю, что философии этот вопрос адресовали зря. Но все это между прочим.
Почему детям важно изучать философию? Потому что изучая ее, мы находимся очень близко к передаче фундаментальных знаний. Когда вы занимаетесь с детьми философией, вы занимаетесь этимологией, вы им преподаете, как выводить различные определения, преподаете, как лучше использовать язык; вы развиваете в них интерес к истории, к науке, высказываете различные знания, которые лежат между историей и наукой. Это не просто приятное времяпрепровождение, этот предмет действительно находится на пересечении всех дисциплин и всех знаний.

Также есть объективные данные об этой практике изучения философии. Например, в Канаде была программа изучения философии в центрах реабилитации проблемных подростков. И наблюдалось, что в центрах, где эта практика была, статистика агрессивности снижалась. В тех центрах подростки систематически посещали занятия, где посредством дискуссии разрешали свои внутренние противоречия и меньше прибегали к насилию. Также были исследования, которые выявили, что практика изучения философии снижала процент детей, которые недоучивались и оставались без школьного аттестата. Другими словами, когда мы изучаем философию, мы открываем целый дискурс, значительно отличающийся от того, о чем мы разговариваем во время других школьных предметов. Во время обычных предметов мы даем детям ответы на вопросы, которые потомим зададим. С философией обратная ситуация. Дети могут сами давать ответы, которые не будут неправильными. Конечно, есть ответы более состоятельные и менее состоятельные. Но на этих уроках мы принимаем любые ответы. Таким образом, даже ребенок с трудностями в учебе видит, что его здесь принимают всерьез. Такому ребенку это может помочь раскрыться и понять, что его на самом деле ценят. Учителя после уроков философии мне часто признаются: «Вы знаете, обычно этот мальчик молчит на уроках, а здесь он прямо раскрылся», или: «А вот у этой девочки уже давно трудности в семье, но мне кажется, что этот предмет ей действительно помогает». Нужно понимать, что не сама философия играет роль, но ее изучение в школе имеет положительный эффект.

Если можно так выразиться, то философия — это также один из инструментов познания мира…
Философия скорее является инструментом для «вопрошания», проблематизации мира. Практика философского вопрошания не состоит в том, чтобы прийти к позитивному результату. С самого дискурса Платона нет неоспоримо утвержденных философских тезисов, к которым мы приходим. Мы читаем произведения Платона, но мы не можем сказать, что усвоили какие-либо платоновские тезисы. Поэтому когда дети изучают философию, они понимают, что вопросы, которые они задают, люди задавали тысячелетия назад. Они это понимают и благодаря этому значительно расширяют свой кругозор. Но выучивают ли они при этом что-либо? Может быть, но скорее нет.

Полный текст интервью на сайте:
https://hitch.space/interview/zhan-pol-mongen/

Фото: hitch.space