ЛитераТула 2019
Новости

Гости в 2020: Александр Пиперски

Еще один потрясающий гость взрослой программы фестиваля — Александр Пиперски, автор книги «Конструирование языков: от эсперанто до дотракийского», соавтор книги «Сто языков. Вселенная слов и смыслов», «Словаря языка интернета.ru».

Александр — кандидат филологических наук, доцент кафедры компьютерной лингвистики Института лингвистики РГГУ, научный сотрудник школы филологии НИУ ВШЭ.

Есть что-то, связанное с языками, о чем вы всегда хотели узнать, но не у кого было спросить? Вы сможете сделать это на встрече с Александром! А пока предлагаем почитать фрагменты интервью (ссылка на полный текст — в конце поста):

«Если интернет что-то изменит в языке, мы этого даже не заметим. Это не будет началом всеобщей неграмотности — просто изменится норма: что-то, что было недопустимо, станет казаться нормальным. Простой пример: в современном русском языке всё равно, писать букву Ё или нет. В Древнем Новгороде было всё равно, писать О или Ъ. Сейчас перепутать О с Ъ немыслимо, а Ё и Е — пожалуйста. Новые нормы быстро станут привычными. Например, мы не удивляемся, что люди пишут тексты, комментарии в интернете с маленькой буквы, хотя в правилах написано, что предложение должно начинаться с большой. То, что мы читаем тексты, которые не проходят через корректора и редактора, конечно, влияет на нас.

С одной стороны, нарушается визуальное узнавание сложных случаев, которые корректоры и редакторы бы исправили. Но, с другой стороны, благодаря интернету мы читаем очень много. Изучая посты в фейсбуке, вы, может быть, не узнаете, как правильно писать «с ходу» — слитно или раздельно, — но как пишется слово «компьютер», точно запомните, потому что всё время его видите.

Что касается эмодзи, стикеров и гифок, я думаю, что устной речи бояться нечего, потому что в неё это всё равно не проникает. А вот в письменной речи действительно могут происходить интересные трансформации. Появление эмодзи — это в каком-то смысле откат к тому, с чего начиналось письмо. Если вспомнить рассказ Киплинга о том, как было написано первое письмо (это не то чтобы научный источник, но разумная история), то сперва люди начали рисовать, потом постепенно рисунки стали всё более схематичными, потом они начали обозначать не слова, а слоги, потом не слоги, а звуки. Сейчас мы снова переходим к письму, которое можно даже назвать идеографическим или пиктографическим. Нарисовать шаблонный тортик короче, чем написать «С днём рождения!» Просто меняются некоторые сферы коммуникации».

«Искусственно защищать язык, конечно, можно — этим часто занимаются с разным успехом. Результат сильно зависит от языковой ситуации, политики, даже размеров страны. Скажем, в Исландии получается очень хорошо, потому что это компактное сообщество, которое с вниманием относится к языку. Там действительно практически нет заимствований — хотя отдельные слова проникают.

В России нет авторитетного органа, который бы говорил, что нельзя употреблять определённые заимствования. Во Франции есть регулирующий орган, но его решения часто вызывают смех: например, когда запрещают слово «хештег» и заставляют говорить «mot-dièse» — «решёточка». Я, как лингвист, скорее предпочитаю дескриптивный подход прескриптивному — то есть описывать, что происходит, а не запрещать что-то».

https://www.wonderzine.com/wonderzine/life/life-interview/234057-alexander-piperski